2017-04-15T15:09:23+00:00
Православная Пасха в Сеуле

Православная Пасха в Сеуле

Православная Пасха в Сеуле

Православная Пасха в Сеуле… Много лет прошло с тех пор. Но каждый раз в этот день я вспоминаю ту церковную службу, в Сеуле, где отмечалась православная Пасха.

Это происходило в единственном Православном Храме города — в соборе Святого Николая. Всю ночь настоятель храма, Митрополит Писидийский Сотирий, грек по происхождению, исполнял церковный Пасхальный православный обряд. Собрались люди разные, в основном из посольств, фирм и учреждений: иностранцы-православные. Говорящие на разных языках. Но чтившие такую порой неочевидную для постороннего взгляда, во многом сакральную и сокровенную — веру Православную.

Православная Пасха в Сеуле

На Пасхальном богослужении в Сеуле

Среди остальных разновидностей христианства, а также буддизма, синтоизма, мусульманства и прочих многочисленных религий Южной Кореи Православие, с ее единственным Православным Храмом, представляет собой и по сей день, я думаю, явление достаточно необычное…

Занесенное сюда русскими миссионерами в 1897 году, оно держалось до начала пятидесятых годов прошлого уже века: до тех пор, пока  во время гражданской войны батюшка ни был арестован и депортирован на север страны, а само здание церкви – взорвано.

После войны, в 1953 году, православие в Сеуле и собственно Православный Храм вновь были восстановлены с помощью пожертвований греческих солдат, прибывших в Корею в составе войск ООН, —  после чего несколько сотен новых прихожан приняли крещение и были обучены основам православной веры.

Но это история, что называется, дальняя… Моя же, в этой связи, гораздо более поздняя, оставила в душе это некоторое странно-возвышенное ощущение на много-много лет… И дело было даже не столько в самой экзотической греко-православной службе, свидетельницей которой в таком исполнении я была тогда впервые. Не менее уникальным было и продолжение Православного Пасхального Праздника.

 

После службы, уже под утро, мы были приглашены в один из аристократичнейших домов Сеула, хозяйкой которого была тогда девяностолетняя пани Вика — так ее все называли.

Православная Пасха в Сеуле. Пани Вика

Пан Вика, на фото ей 90 лет.

Пани Вика оказалась дочерью одного из видных начальников Харбинской (Китайско-Восточной) железной дороги, и всю свою молодую жизнь провела с родителями в Харбине. Потом, попав в такие непростые водовороты истории, скиталась по миру, работала в Шри-Ланке — мыла и обрабатывала драгоценные камни: таких, как там, — как она говорила, — нет больше нигде; была медсестрою в Америке, составляла счастье некоторых весьма богатых и уважаемых людей — один из них был польского происхождения, о чем свидетельствовало неотделимое с тех пор от ее имени польское «пани»…

 

Пройдя полмира — на фоне войн и потрясений, — пани Вика сумела весь свой колоссальный опыт жизни, мудрости и выживания воплотить теперь в совершенно замечательный огромный дом, в очень симпатичную взрослую дочь, имевшую уже, в свою очередь, нескольких замечательных детей и находившуюся на тот момент в законном браке с одним из работавших тогда в Сеуле шведских дипломатов.

Вот к этому любопытнейшему во всех отношениях семейству в гости мы тогда и направились: ибо только в этом доме еще знали и помнили, как по-настоящему должна  отмечаться Православная Пасха после церковной службы.

И действительно: нас ждали накрытые столы, ломившиеся от уникальных давно уже позабытых россиянами русских яств, надлежащих этому случаю. Были здесь и традиционные куличи, и творожные пасхи невероятного вкуса — нигде ничего подобного я ни до — ни после этого позднего ужина, плавно перешедшего в ранний завтрак, не пробовала.

Но самым удивительным явлением во всем этом была для меня сама пани Вика. За всю свою жизнь она бывала в России, по собственным ее словам, только однажды: проездом, в автобусе: из окна которого и увидела, и запомнила на всю свою жизнь  кусочек московской улицы…

Но ее русский язык меня просто потряс. Она говорила на нем легко, изысканно и даже как-то вдохновенно! Она берегла его в семье — как самую главную свою драгоценность. Она всеми силам пыталась укоренить его среди домочадцев — но — увы!  Так, как сама пани Вика, по-русски в ее семье уже не говорил никто…

И поэтому она всегда старалась пригласить в свой дом кого-то из России: чтобы слышать русскую речь, говорить самой — и снова быть всем своим существом с землею, которую помнили, похоже, лишь ее гены…

Отчасти именно это знакомство послужило причиной того, что, вернувшись после своего пятилетнего пребывания из Южной Кореи в Москву, я занялась темой русского зарубежья… Меня поразила эта женщина. И позже — меня глубоко восхищали эти люди, живущие всю свою жизнь — вроде бы и без Родины… Но они были более русскими, чем многие из живущих всю жизнь на родной земле.

 Православная Пасха в Сеуле. Гости

Пани Вика, профессор Ким Хен Тэг, гл.редактор журнала «Новый мир» Сергей Залыгин, дочь пани Вики с мужем.

И тогда я поняла: что глубинное понятие родины просто живет в душе, пока жив сам человек…

И многих таких людей мне посчастливилось встретить в самых разных уголках планеты… — но это будет уже совсем другая история…

А пока — послушайте это восхитительное песнопение ЗДЕСЬ

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ:

Оставьте пожалуйста Ваш первый комментарий!

Уведомлять о
avatar
wpDiscuz